Храм Трех Святителей г. Пятигорск
Святителя Василия Великого, Григория Богослова и Святителя Иоанна Златоуста







 

Летопись храма


22 сентября, воскресенье

Евангелие о избранных.


Евангелие о избранных.

Сегодня мы слышали слова евангельской притчи о брачном пире. Описание пира, образ этого праздничного собрания часто используется в Священном Писании. Но описания эти разные. Знаем мы описание пророком Даниилом пира у царя Валтасара, безумного торжества накануне бед и несчастий. Мы помним и о торжестве пиршественном, устроенном Иродом царем по случаю дня рождения своего, и все, что потом произошло. Помним и о богаче пировавшем каждый день, и о нищем Лазаре, который сидел у порога его дома. Это все примеры торжеств нечестивых, которые по словам Священного Писания устраиваются людьми для удовольствия, на которых вино веселит жизнь; а за все отвечает серебро (Екл. 10, 19). Слова «за все отвечает серебро» значат, что основа этого ликования не изобилие чувств искреннего и чистого сердца, близкого к своему Творцу, но желание угодить своему чреву, и надежда на то, что чем более этих денег, серебра будет истрачено на это угождение, тем более можно будет приобрести счастья и веселья, тем более тешится тщеславием душа устроителя гуляний. Не о таких ли празднествах и Псалтирь говорит: Да будет трапеза их пред ними в сеть. Но есть и другие примеры пира. Одно из них и было предложено нашему духовному вниманию. Господь обращается к фарисеям, священникам, своим ученикам и к нам, говоря: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир. Конечно, прежде всего слова этой притчи, были обращены во время оно к первосвященникам и фарисеям, т.е. к самым праведным и ревностным хранителям закона того времени. Но увлеченные самомнением и гордостью за сохранением его буквы, они перестали хранить его дух, сущность — перестали внимать словам Истины — сыну Божиему, пришедшему к ним для призвания от закона ветхого к новому, к призванию на брак, союз с Царством Небесным через принятие Его учения. Поэтому и продолжает слово Евангельское: Но они, пренебрегши [приглашение], пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою; прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их. Так мелочность в исполнении даже самого святого дела затмила их духовное зрение и слух и они пропустили мимо себя великое призвание единения с Богом. А те, кто был избит за созыв на пир — это пророки и все последующие ученики и последователи Христовы, его апостолы, святые мученики, всех, благочестно хотящих проводить свою жизнь, угождая Бога. Пойдите [говорит великий распорядитель] на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир. И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими. Это нас, всех христиан, некогда не знавших Бога до крещения, зовет Господь на пир веры. Созывает не на простой праздник, но брачный пир, призывает к союзу с Богом через соединение через веру с Сыном Божиим — Христом Спасителем. Поэтому и жизнь христианина, хотя бы и была полна скорбей, лишений, печалей не может быть исполнена уныния, ибо цель ее — союз с Богом, союз настолько верный, искренний и чистый, что сам Господь называет его браком. И мы стремимся к нему. И вот мы действительно видим, как храмина, чертог царя Небесного, церкви Божии, наполнены народом, богомольцами — ибо это мы и есть, и злые и добрые, призванные для общения с Богом, вместо отвергнутых, считавшими себя праведниками. Но не будем думать что мы уже достигли желанной цели, что мы и есть те избранные, о которых говорилось в притче. Мало внешнего прихода в храм и внешнего исполнения обрядов церковных, надо в сердце своем начать служить Господу. Но как? Через покаяние. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? О какой одежде говорится? О той, о которой поет Церковь на исходе Великого поста: Чертог Твой вижду Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь: просвети одеяние души моея Светодавче, и спаси мя. Под одеждой, «одеянием души» разумеются дела жизни по вере, та светлая, праздничная одежда, которая подтверждает нашу готовность на брак, верность, союз с Богом в служении и любви к Нему. Одежда, которая не будет сорвана ветром злых перемен времен и трагических обстоятельств нашей жизни. Имеем ли мы такую одежду, чиста ли она, не осквернена ли, не запятнана ли грязью нечистых дел и скверных сердечных устремлений: превозношением над ближним, завистью, таящейся или даже открыто живущей в сердце? Мы часто не хотим видеть своих грехов, считая себя уже окончательно искупленными и прощенными в таинстве крещения. Правдивы ли к себе, не покрываем ли себя ложью вымышленной о себе правде, не кривим ли душой, не хотим ли казаться теми, кем не являемся, как в блестящей толпе приглашенных на праздник под приветливыми улыбками скрывается холодность души и равнодушие. действительности и нет, а есть только духовная лень. Суетные страхи, суеверия — неразлучные спутники неверного сердца во все времена, пустые переживания, суетливость от неожиданных перемен в мире и личной жизни, не порождают ли они в нас к Богу — недоверие, а к ближнему — враждебность и гневливость. Не преисполнено ли наше сердце обид на ближних, на весь мир, на Бога, от которых мы замыкаемся в себе от гордости упрямства и одиночества. И сами разрываем узы духовного и кровного родства, и кажется совсем остаемся одинокими в этом мире. И вдруг мы получаем великие приглашение — приглашение на брачный пир к Царю. Мы, все некогда разобщенные грехом, спешим на этот призыв. Но что мы делаем по дороге на этот пир, по дороге, длиной в жизнь, которая и есть сама наша жизнь. Не отвлекаемся ли мы на суету. Не хотим ли достичь цели раньше других, опередить их, в одиночку, надеясь на свои силы получить на финише и венцы и славу и благодать? Сами даром пользуясь милостями Отца Небесного, мы других из духовной жадности не хотим подпустить к ним, поделиться с ними светом веры, поделиться добром сердца и они эти чувства постепенно истощаются в нас и путь христианской жизни, лишенной милосердия к ближнему становится для нас утомительным и непонятным набором правил, запретов и предписаний. Но стать достойным званым на пир Царя невозможно без смирения нашего сердца перед ближним, надо, чтобы и мы сами стали зовущими и других на торжество веры к Царю Небесному по слову Самого Христа Спасителя: «когда делаешь пир, зови нищих, увечных, хромых, слепых, и блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных» (Лк. 14, 13). Поделимся с ними своей радость, а не ропотом, будем стремится утешить их, христиански ободрить, и сделав это малому из сих, сделаем это самому Господу, пока не пришли дни суда Ибо много званых, а мало избранных. Потому что полное торжество благодати и силы Царства Божиего, неразрушимый и совершенный союз души с Богом совершиться только при втором и страшном пришествии Господнем, как и говорит об этом Сам Христос Спаситель: Царь, войдя посмотреть возлежащих, находившихся в собрании верующих, рассмотрит дела веры каждого. Тогда сбудется слово из таинственного Откровения святого апостола Иоанна Богослова: ­блаженны званые на брачную вечерю Агнца. Тогда, в жизни будущего века, когда воцарится Господь Бог Вседержитель, судья живых и мертвых. Тогда свершится и полнота союза церкви земной, церкви всех святых, работавших Господу с Женихом Небесным. И они возрадуются и возвеселятся и воздадут Ему славу. И все рабы Его боящиеся Его, малые и великие возрадуются и возвеселятся и воздадут ему славу. Но что каждый из нас услышит от Владыки мира? И горе будет нам нераскаянным, нагим и без брачных одеяний жившим. Какая бездна и мрак нечестия дел наших обличит нас, и какой смрад грехов окутает нас, не имеющих покаяния, а имеющих сердце гордое и надменное над ближним своим. Тогда отлучат нас от торжества, и связав руки и ноги, бросят во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов. Что же делать нам? Исполнить древний и вечно новый призыв святого пророка: Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите — и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как вОлну , т.е. как чистую овечью шерсть, убелю. Но не только в примере сегодняшнего Священного чтения видим два разных пира, но и сама жизнь сегодняшняя дает нам свои образы. Сегодня перед нами два праздника: день воскресный, малая пасха, совершаемый в храмах, и праздник — День града сего, совершаемый на площадях и в парках. Называя сегодняшний, внешний, праздник днем города, все ли понимают, почему именно в этот день он совершается? Кто зовет нас на сегодняшний, городской, праздник, и в память о чем устраивается он? Первоначально, в дни святителя Филарета, этот праздник желали совершать в весенние дни, года впервые в летописи был упомянут малой городок Москва. Но не этот день, день рождения стен и башен и первого великокняжеского пиршества, знаменовал рождение града сего. Указом имераторской власти повелено было совершать праздник города в первый день каждого нового года. Но и это празднование не знаменовало дня его духовного рождения и было забыто со временем. Промысл Божий устроил так, что в середине прошлого века власть, положившая целью своей искоренение самой мысли и веры в Бога, неведомо для себя выбрала для праздника день, который был связан с историей духовного становлением нашего города, его скорбями и радостями через помощь Божию. Посвятив первый нерабочий день этого первого осеннего месяца городскому празднику, мы видим что он почти всегда приходится на день памяти Собора всех московских святых, на день памяти тех, кто наиболее потрудился на духовной ниве сего града, кто созывал на духовное торжество, пиршество веры в дни радости и скорби народ православный. В списке этом более полутысячи имен, и совершая память этих святых в один день, Церковь воздает им честь, как небесным покровителям города Москвы и молитвенникам за наше Отечество земное. Святые, среди которых одним из первых по времени, видим митрополита Петра, святителя Божиего, тогда по титулу еще Киевского митрополита, благословившего град сей и жителей его, и положивший камень в основание его дальнейшего процветания. Но и этот праздник, как утренняя звезда перед зарей, предшествует дню бОльшего торжества — вспоминанию встречи у городских стен чудотворной Иконы Царицы Небесной, издревле не однажды устраивавшей спасение жителям нашего города и являющейся его небесной Покровительницей. Святители, пастыри, мученики, юродивые, исповедники и благоверные стояли верой и жизнью за народ Божий и сделали град сей тем, что он есть ныне – столицей государства Российского. Но все ли носящие имя христианское живут в нем достойно своему званию, и есть ли он столица благочестия, веры и чистоты? Не блекнет ли образ благочестия и веры во внешнем блеске и расточительной роскоши. Будем же помнить слова сегодняшнего Евангелия: много званых, а мало избранных. Будем благодарны Господу, за то что не презрел нашего убожества, но призвал нас к Своему общению, да сделаемся достойными этого приглашения, и получив радость этого звания на пир и других призовем к этой радости, стремясь в покаянии обрести чистые брачные одежды. Будем просить себе помощи Божией, покрова Божией Матери и молитвенной помощи святых Московских, да просветит душу нашу и покроет ее одеждой веселия для жизни будущего века.